Люди судьбы. Раиса Ивановна Нетеса — русская учительница с французским шармом

Раиса Нетёса

Эпиграф:

«Не ищите излишнюю сложность
В неспокойный наш атомный век.
Возраст – это, ей-богу, оплошность,
Если молод душой человек!»

Людмила Щипахина

 

Раиса Ивановна Нетёса — педагог по призванию, по зову души. Наверное, ей свыше было предназначено стать учителем. Она родилась 15 апреля 1933 года в городе Серпухове Московской области в простой семье. Отец – Иван Васильевич Талабаев, высокий красивый мордвин. Мать — Фёкла Ивановна была малограмотной, часто болела.

В 1941 году Рая Талабаева пошла в первый класс. На школьные годы пришлось страшное время Великой Отечественной войны.  Отец сразу ушел на фронт. Мама устроилась на ткацкую фабрику. Жили вдвоем в небольшой комнатке, спали на полуторной кровати, непрерывные бомбежки, чудом остались живы. Фашисты были в пяти километрах от Серпухова. Хлеб был по карточкам. Маме как рабочей фабрики выдавали 600 граммов, ребенку – 300 граммов. С войны отец не вернулся. Он пропал без вести в августе 41-го. Но мать, как и многие жены и вдовы, после Дня Победы продолжала ходить на вокзал, в надежде, что отец вернется.

О том времени и сегодня нередко вспоминают одноклассницы Аля Зотова, Наташа Цвейер, Лида Волохова и Рая Талабаева. Живут они далеко друг от друга, но благодаря телефону, по истечении восьмидесяти с лишним лет, неразлучные подружки помнят свою первую учительницу Любовь Адольфовну. Должно быть, именно она привила им интерес к профессии учителя. Помощи ждать было не от кого. Голодное детство сказалось на здоровье. Да и мама всё чаще лежала в больнице. Худенькая, в стареньком пальтишке и перешитом платьице, Раисе посчастливилось учиться в женской школе №24. Сегодня её назвали бы элитной, в смысле качества образования и высокого профессионального уровня преподавательского состава. Большинство преподавателей были из дворянских сословий и репрессированных советской властью.

– Французский язык, – вспоминает Раиса Ивановна, нам преподавала Елена Петровна Шеншина. Её отец, дворянин Петр Шеншин, был младшим братом Афанасия Шеншина, больше известного под псевдонимом замечательного русского поэта-лирика Афанасия Фета. Что поражало в Елене Петровне, это высочайшая внутренняя культура и образованность, строгие в дворянском стиле одежды и манеры. На уроках музыки и хорового пения мы исполняли оперные произведения. Ходили только в школьных формах, белые воротнички, манжетки, шляпки. Но так как форма была штапельная, она быстро протиралась. Особенно сзади. Приходилось вставлять заплатки, фартучком прикроешь и не видно. Так и ходила, но уже начала ощущать на себе взгляды представителей сильного пола. Высокие, стройные старшеклассницы, нас даже называли «искусственный отбор»… Но прозвенел последний школьный звонок!

Был 1951 год. Кроме рабочих рук сталеваров, нефтяников, строителей, агрономов страна нуждалась в инженерах, врачах и учителях. Подружки-одноклассницы Аля, Рая и Наташа решили поступать в Тульский педагогический институт. Желая быть похожими на свою «француженку» из школы Елену Петровну Шеншину, подали документы на отделение французского языка.

Учеба на инязе давалась нелегко, на выходные приходилось все время ездить домой к больной маме. Однажды пришлось задержаться, а в это время у группы зачет. Не сдашь – стипендии не видать. На инязе даже с тройкой одной стипендию не платили. Кое-как обошлось, помог студенческий профком. Лечащий врач сказал: «Маме вы не поможете, мы постараемся её поддержать в больничных условиях. Вам нужно учиться».

Преподавательский состав в институте был особенный. В своих преподавателей студенты были буквально влюблены. Обучение велось на самом высоком уровне по всем дисциплинам. Желание познать культуру стран, находящихся «за железным занавесом» присутствовало всегда. Немногие вникали тогда в понятие «космополитизм». Ведь что такое иняз? Представьте, в комнате в общежитии живут 20 девчонок, и все зубрят и зубрят… Время было другое, очень трудное, но, по-своему, счастливое, – считает Раиса Ивановна.

Чтобы накопить немного денег на одежду, приходилось постоянно подрабатывать. Сессия заканчивается, идешь в горком комсомола, направляют в пионерлагерь. С детьми студенткой ходила в походы, ездила по памятным местам, заповедникам. Потом съездишь в Москву, хоть два хороших платьица, а купить можно было. Тогда в моде у девушек была завивка. Хоть и были свои волосы густые, черные, волнистые, но завиваться приходилось. А тут и выпускной бал не за горами…

После окончания института в 1955 году почти все выпускники распределились в Коми АССР, Киргизию, Казахстан. Не позавидуешь. Раиса, по семейным обстоятельствам, приехала в родной Серпухов. А тут в городских школах нет ни одного места учителя французского языка. Мать лежит в больнице, а у нас на хлеб нет денег. В гороно, в горкоме ВЛКСМ ничем помочь не смогли. Что делать? Пошла в горком партии. Там приняли, выслушали, предложили работу на ситценабивной фабрике. Неделю проработала в складальном цехе. Вызывает секретарь парторганизации и говорит: « К нам на фабрику приехали по обмену опытом китайские товарищи. Вы сможете им русский язык преподавать?» Конечно, смогу, ответила, не задумываясь.

Это был интересный и неожиданный поворот в профессиональной практике выпускницы педагогического вуза. Двенадцать ребят и одна девушка из Китая, фактически её ровесники, быстро подружились с русской учительницей. Вместе радовались успехам в изучении «великого и могучего», ходили в театр, на демонстрации. Руководство фабрики, в свою очередь, прибавило и без того достойную зарплату. Уже появилась возможность в столичном ГУМе купить приличное пальто, а в квартире у мамы появилась новая посуда, на окнах занавески… Но, как говорится, беда не приходит одна. Не дожив до пятидесяти лет, умирает мама, а посланцы братского народа уезжают домой.

Поплакала, поплакала, а всё нужно начинать сначала. По сути дела по специальности учителя французского языка работать-то ещё не доводилось. Привычная самой «пробивать себе дорогу в жизни» поехала в Министерство просвещения СССР. Спрашивают: В Алтайский край поедете, там целинные земли поднимают? – Конечно, поеду, – снова, не задумываясь, ответила Раиса.

И вот они места, где родились Василий Шукшин и Валерий Золотухин. Смоленский район. Ноябрь. Снега по колено. А она в демисезонном пальтишке, туфельках и шляпке заявилась, как с обложки журнала мод 50-х годов сошла… Когда в районо выдали серые валенки, «французский шарм» временно потускнел.

Но это не помешает Раисе выйти замуж за Валерия Шершнева, красивого молодого человека, творческого, разностороннего интеллигента. Здесь у них родятся дочь Ирина и сын Олег. С детьми переехали в село Верх-Обское. К слову сказать, через несколько лет именно в этом селе школьник Миша Евдокимов, а впоследствии известный артист и политик, будет заучивать наизусть стихи из учебника: «Вот моя деревня, вот мой дом родной». И снова переезд. Теперь в Астраханскую область в Капустин Яр, где живут родители мужа. Место учителя французского языка в школе опять занято, приходится работать в Доме офицеров. Валерий строчит письма, звонит в разные места в поисках работы для себя и жены со знанием французского.

…Так волей судьбы Шершневы оказались в молодом городе нефтяников Жирновске. В 1965 году здесь было две школы: средняя №1 и восьмилетняя №2. Ещё одна средняя школа №3 ещё достраивается. В связи с тем, что в новую школу учителем французского языка перейдет Валентина Матвеевна Волонсевич, в «восьмилетке» место преподавателя освобождается. На него и будет принята Раиса Ивановна Шершнева.

В Жирновск она влюбится сразу и скажет себе и всем: «Отсюда я больше никуда и никогда не уеду!». Город напомнит ей подмосковный Серпухов, где она родилась, сосновым бором и близостью реки.

​Память будет часто возвращать в родные края. В семи километрах от Серпухова находилось старое имение дворян Нарышкиных. Однажды, в одном из цехов ситценабивной фабрики Раиса познакомилась с Федором Андреевичем Нарышкиным. Оказалось он – бывший хозяин имения. Имел титул графа. А работал на фабрике заведующим химлабораторией. Было ему 70 лет. Свойственные манеры поведения отличали этого человека от рабочего класса. С Раисой граф часто общался на французском языке и, непременно при приветствии, целовал ей ручку. Федор Андреевич рассказывал, что был знаком с секретаршей Сергея Есенина, которая хранила запрещенные стихи поэта. Часть из них оказались у Федора Андреевича. Их в свою записную книжечку переписывала и учила наизусть Рая Талабаева. С тех пор она неразлучна с миром поэзии. Знает много стихов и читает их наизусть, как на русском, так и на французском языке. У неё очень хорошая память. Она бережно хранит фотографии и дорогие ей письма.

Большая часть фотографий сделаны её первым мужем Валерием Николаевичем. Они любили друг друга, в счастливом браке родились их дети. Грамотный, эрудированный человек, мастер на все руки, ещё на Алтае Валерий начал выпивать. В Жирновске эта пагубная привычка усугубилась и, в конце концов, привела к трагическому исходу.

В 60-70-х годах старшее поколение жирновчан помнит Раису Ивановну в качестве воспитателя в пионерском лагере «Нефтяник». В 1975 году она стала директором Жирновской восьмилетней школы №2, была методистом и секретарем партийной организации в Жирновской средней школе №1, активным участником художественной самодеятельности работников народного образования.

… 8 мая 1979 года Раиса Ивановна познакомилась с начальником сельхозуправления Жирновского района Федором Дорофеевичем Нетесой. Крупный хозяйственник и «русская учительница с французским шармом» решили связать вместе свои судьбы. С тех пор Раиса Ивановна с почитанием своего мужа, носит его фамилию.

Секрет её востребованности заключается в неугасаемой жажде жизни, в коммуникабельности, любознательности, начитанности, бесконечной любви к людям. На заслуженный отдых она ушла в 1988 году, но продолжала вести активный образ жизни. Двенадцать лет подряд избиралась секретарем районной избирательной комиссии. Более пятнадцати лет Раиса Ивановна Нетёса является бессменным председателем Жирновского городского совета ветеранов. Ни один митинг, ни одно общественное мероприятие не обходятся без её участия. Она до сих пор читает много книг, является участником поэтического клуба «Зимняя вишня» при районной библиотеке и клуба «Хорошее настроение» при РДК. Раиса Ивановна – пропагандист здорового образа жизни. Освоила скандинавскую ходьбу.

Какой ни была бы её общественная нагрузка, она всегда остается верной профессии педагога. Самая главная награда для неё – благодарность учеников, которую они в своих сердцах пронесли через многие года. Особенно приятно, когда при встрече, кто-то их них здоровается по-французски: «Bonjour, madame».

Её дочь Ирина Валерьевна окончила педагогический институт и уже много лет преподает в Жирновском педагогическом колледже.

«У меня замечательные дети! — говорит Раиса Ивановна. — Они дарят мне столько любви и заботы, что хочется жить ради них долго-долго, радоваться успехам внуков и правнуков, по возможности помогать им».

За долгие и плодотворные годы трудовой и общественной деятельности она отмечена медалью «Ветеран труда».

В 2020 году Раисе Ивановне исполнится только 87 лет. Несмотря на многие трудности военного и послевоенного времени, она говорит о своей жизни радостно. На протяжении всего разговора с её лица не сходила искренняя улыбка, которая, казалось, освещала комнату.

Эпилог:

«Пусть вы даже и сгорбились малость,
И сгустились морщинки у век.
Возраст— это, ей-богу, формальность,
Если молод душой человек!

Пусть лицо озаряет улыбка,
Даже если седины, как снег.
Возраст — это, ей-богу, ошибка,
Если молод душой человек!»

Людмила Щипахина

 

 

Поделиться новостью:
  • 40
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    41
    Поделились

Добавить комментарий